Берлин, октябрь 1989 года. Разукрашенная синяками не хуже гепарда агент MI-6 Лоррейн Броутон (Шарлиз Терон) принимает ванну с высоким содержанием кубиков льда, а шлифует водную процедуру — порцией водки «Столичная» (тоже со льдом). Несколько дней назад убили её коллегу и возлюбленного, который заполучил некий список — зашифрованную википедию, где содержится информация про всех шпионов в Берлине. В MI-6 тут же рекрутировали Лоррейн — и вот чем всё это кончилось: встречами с другими шпионами, погонями, драками и падением Берлинской стены.

Продюсер и исполнительница главной роли, Шарлиз Терон пять лет носила под сердцем этот проект — вольную и дерзкую экранизацию комикса Энтони Джонстона «Самый холодный город» (The coldest city), от которого в фильме осталась только фабула с сильно переиначенными акцентами.

Джонстон, автор постапокалиптического комикса «Пустоши» и нескольких историй про Сорвиголову, в черно-белом «Самом холодном городе» следовал заветам Ле Карре и стилистики нуар: колючий и холодный Берлин, балансирующие между занудством и звучностью диалоги, душные мужчины, запутавшиеся в политической паутине разных государств, роковая брюнетка (!) Лоррейн, которая применяет физическую силу лишь однажды, а от берлинского напарника Персиваля получает уничижительное прозвище «старушка».

Найти в истории Джонстона крупицы очередного Бонда, в роли которого после фильма многие уже хотят видеть Терон, мог человек только с очень богатой фантазией. Актриса встретила аж двоих — сценариста «300 спартанцев» Курта Джонстада и режиссера Дэвида Литча, экс-каскадера, на пару с коллегой Чадом Стахелски снявшего первого «Джона Уика».

Призрак олдскульного боевика про Киану Ривза, мстящего за пёсика, вряд ли в ближайшее время оставит карьеры обоих постановщиков. Пока Стахелски превращает Уика в мифического персонажа и выдувает из незамысловатой истории киновселенную (впереди заключительная часть трилогии и сериал-приквел), Литч, казалось бы, соскочил с конвейера и нашёл способ повториться более изящно.

«Взрывная блондинка» — это «Джон Уик» с боевитой героиней, неоном, граффити, сексом и хитами Боуи, Queen, the Cure и Высоцкого. Всё то, что обещал трейлер «Отряда самоубийц», спустя год добралось до экранов в упаковке другой картины. Только под капотом у этого китчевого спорткара по-прежнему бьётся сердце неспешного шпионского триллера.

«Блондинку» закономерно больше интересуют хитровыдуманные драки и культурное обаяние 80-х, а не шпионские игры и запутанные отношения держав, отчего сложносочиненная интрига попросту тормозит историю. Как бы ни пытался сценарист Джонстад растворить в разудалой клюкве графический роман в стиле Ле Карре, то там, то здесь виднеются чужеродные куски другого произведения.

Поженить Бонда и Смайли из условного «Шпион, выйди вон» (строго говоря — анти-Бонда) — вообще сомнительная затея, сколько ни развлекай зрителя скучающими на обочине панками, бронебойным саундтреком, сексом Терон и Софии Бутеллы, постерами «Сталкера» в кинотеатре ГДР и бритоголовым Макэвоем в роли сумасбродного британского агента Персиваля.

Дискотечный угар Дэвиду Литчу (как и его коллеге Стахелски) удается в разы лучше, чем наводить тень на плетень. В этом деле не лучшее подспорье заменять драматургию эпизодическими выходами Гудмана, Марсана и Швайгера.

«Взрывная блондинка» в прокате кинотеатра «Сатурн IMAX» с 27 июля.