После несколько тревожащего, но короткого пролога мы видим дом посреди поля. К нему не ведет ни одна дорожка, за полем растут деревья. В доме живет пара: он – великий поэт в кризисе, она – молодая жена, собственноручно восстановившая дом после пожара и самоотверженно ухаживающая за мужем. Тот безуспешно ожидает нового витка вдохновения.

Их отношения нельзя назвать натянутыми, но поэт вспоминает о своей жене в последнюю очередь и переживает только о своих желаниях. Он эгоистичен. Она жертвенна. Однажды вечером в их дверь стучится незнакомец. Он говорит, что перепутал их дом с гостиницей и порывается уйти. Илай (муж), несмотря на робкие протесты Грейс (жена), уговаривает его остаться.

Утром, вслед за незнакомцем в дверь стучится его жена – эксцентричная и грубоватая особа. Она тоже остается, несмотря на недовольство Грейс. Как говорит ее муж, новые люди принесут новые идеи для его творчества. Постепенно события принимают странный, абстрактный, метафорический оборот.

Справедливости ради стоит сказать, что странными они кажутся сразу. С первых секунд фильма. Но если кто-то из зрителей в начале картины думал, что перед ним мистический триллер, то минуте на двадцатой сомнения должны развеяться, как дым от пожара. То же самое касается и трейлера, который лукаво намекал на фильм ужасов.

Аронофски по полной использует ограниченное пространство дома, ни разу не становясь его заложником, но и не перегибает с фактурой: все-таки строится здесь все на эмоциях. Дом, который и не дом вовсе, а сначала – рай, а потом вселенная в миниатюре, предстает однотонным, большим, запутанным, красивым, пугающим местом. Это и крепость, и хрупкое строение, уютное жилище и хаотичное нагромождение символов. Он существует вне времени и служит основой для всего.

Вряд ли кто-то, кроме Хавьера Бардема, с его чуть искаженным лицом и демонической улыбкой, и Дженнифер Лоуренс, которая даже в образ воительницы из «Голодных игр» добавила невинности и жертвенности, подошел бы на эти роли лучше. Илай предстает здесь силой, которая всегда хочет блага, но создает лишь хаос. Он хочет творить, вести за собой, делиться, наставлять.

Не зря вид его деятельности – поэзия. Что, кроме нее, в самом архаическом, базовом понятии может сильнее вдохновлять других и способствовать созданию культа? Все его идеи идут прахом, потому что люди понимают их или слишком буквально, или чересчур иносказательно. Заходить на новый виток творения – его проклятие. Грейс способна дарить любовь и жизнь, но что она, что он статичны в своих возможностях. Ее проклятие – быть ведомой и подчинятся хаотичной силе созидания Илая.

Остальным актерам уготована участь безымянных статистов. Эд Харрис и Мишель Пфайффер в силу опыта и таланта отыгрывают лучше всех, но выше головы не прыгают, потому что прыгать в условном, абстрактом мире фильма Аронофски особо некуда.

Итог

В обзорах критики отмечают, что это довольно жуткая и странная лента — и с этим можно согласиться, и не согласиться. Indiewire оценила картину на (9.1/10), и наглядно сказала о ней:

Фильм начинается как слабое пламя и разрастается до яростного костра.

Было странно наблюдать за той странной «шумихой», которая сопровождала картину до ее выхода в широкий прокат, потому как в итоге, это оказалось многослойное, философское, великолепное, и не особо вычурное высказывание о жизни, смерти и любви мужчины и женщины.

Это такая «ода» «терпению» супружеской жизни, которое должно быть у обоих супругов. И в то же время, это притча о «популярности», «культе», «мифе» об идеальном мужчине, ради которого, женщина, готова отдать свое сердце в прямом смысле слова. Незваные гости, в этой картине играют решающую роль: с их приходом, их «дом» рушится в прямом и переносном смысле слова. Это такие «клеветники», которые есть в жизни каждой пары, и прочность их отношений, проверяется именно восприятием их «критики».

Оценка фильма: 4 из 5.

Фильм в прокате кинотеатра «Сатурн IMAX» с 14 сентября.

Еженедельный конкурс, результаты 27 сентября! Правила очень простые, победителю — два пригласительных в кино, на любой фильм!