На судне «Moryak» (под флагом Палау) терпит бедствие многонациональный экипаж из 11 человек — русских, украинцев и сирийцев. На момент публикации материала ситуация остается критической – еды на корабле практически не осталось.

Два месяца в море

Пароход «Moryak» находится в море почти два месяца с небольшими перерывами. Первоначальная цель плавания – доставка 1400 тонн зерен льна в Турцию.

Мы вышли 17 сентября из порта Севастополь в турецкий порт Бандырма с грузом льна в 1400 тонн, который до сих пор находится на борту. Мы дошли до Босфора, но нас не пустили и ришлось простоять трое суток. Потом нам судовладелец дал команду идти на порт «Кавказ». Там мы получили продукты, нам открыли границу и мы вышли за 12-мильную зону. Позже из-за плохой погоды нас направили в порт «Керчь». Сейчас мы стоим под мысом Такиль, около села Заветное, — рассказал один из членов экипажа.

По словам моряков, люди даже не могут проверить состояние груза.

Судовладелец не поставляет нам продукты, долг по зарплате составляет порядка 90 тысяч долларов. Вроде как есть договоренность завести нас в порт для оформления документов и выгрузки. Трюмы опломбированы, в каком состоянии сейчас груз мы проверить не можем. Каждые три дня сыпучие грузы надо перекапывать, — рассказали на судне.

Моряки находятся в критическом состоянии, поскольку еды на борту, по их словам, нет.

Мы сидим без продуктов с пятого ноября. И только сегодня нам обещают их доставить. У повара были консервы – «неприкосновенный запас», пекли хлеб без масла, просто на воде. Пытались ловить рыбу – не получилось. Были макароны с тушенкой, но такую тушенку даже собакам не дают. В сутки на нас приходилось полтора куска хлеба. Сегодня повар из последнего хлеба сделал сухари и сейчас не осталось практически ничего. У нас одно спасение – Керченский рыбный порт. Если туда не пустят, мы будем подавать сигнал SOS, — рассказал один из членов экипажа.

Изначально на борту было 12 человек, однако капитана эвакуировали сотрудники МЧС с подозрением на инфаркт.

Причина бедствия — санкции

К решению проблемы уже подключилась ITF International Transport Workers Federation (Международная федерация транспортных рабочих — ред.). Инспектор организации Ольга Ананьина рассказала, что судно находится в аренде у украинской компании.

Судовладелец не выходит на связь (с моряками — ред.). Страховщики с ним все-таки связались. Набирал моряков севастопольский кьюринг (агентство по найму). Сейчас оператором судна выступает украинская компания. Она обеспечивают фрахт, доставку грузов на судно, продовольствие и запчасти. Судно успешно эксплуатировалось между крымскими портами и Турцией до тех пор, пока Анкара не ввела санкции и тогда судно застряло, — пояснила Ольга Ананьина.

Спасая от ареста Владелец судна Сергей Монастырский уверяет: на борту есть еда и уже в ближайшее время будет доставлена новая.

На понедельник утро была бумага, подписанная капитаном, что продукты есть – 16 банок тушенки, восемь банок консервов, десять килограммов муки, пять килограммов макарон. С кораблем и командой – никаких проблем», — сообщил Сергей Монастырский. По его словам, капитан не заболел, а просто бросил корабль. «Капитан бросил судно и сбежал. Сказал, что у него сердце больное, — сказал Сергей Монастырский, подчеркнув также, что никакой задолженности по зарплате нет.

Судовладелец поясняет: ситуация возникла из-за турецких санкций.

Эта ситуация возникла из-за того, что судно чуть было не арестовали. Не приняли крымское зерно в Турции и мы были вынуждены спасать команду и судно и возвращаться в порт «Кавказ». 20 числа подойдет судно-накопитель и мы все зерно перегрузим, — сказал Сергей Монастырский.

Порт – на штурм

Игорь Анисимов, юрист, эксперт по морскому праву, старший преподаватель кафедры международного права дипломатической академии МИД России заверил – судно в сложившейся ситуации имеет право зайти в ближайший порт.

То, что происходит — является нарушением международного морского права, в частности, такого сформировавшегося обычая, как возможность вынужденного захода в порт государства. С точки зрения законодательства, обычаев и Конвенции ООН по морскому праву 1982 года это является явным нарушением. Если ситуация угрожает жизни и здоровью экипажа, их должны были пустить в порт, — подчеркнул эксперт.