С музыкой Queen такое дело, что ее наличие в любом трейлере, фильме или рекламном ролике автоматически делает их крутыми. Долгожданный байопик Фредди Меркьюри «Богемская рапсодия» на 80% состоит из музыки Queen, так что он, конечно, невероятно крут. И тем не менее войти в историю кинематографа ему не суждено: к загадке Фредди Меркьюри данный фильм имеет такое же отношение, как краткое содержание «Войны и мира» к роману Толстого. Однако есть как минимум четыре причины, по которым все же стоит увидеть «Богемскую рапсодию» на большом экране.

И первая — это исполнитель главной роли Рами Малек. Для человека, на протяжении нескольких лет изображавшего хакера-параноика в капюшоне, согласиться на роль Фредди Меркьюри уже было подвигом и проверкой на вшивость. К счастью, выданный ему кредит доверия Малек оправдал сполна. Хоть фронтмен Queen и объяснял, немного кокетничая, что секрет исключительности его голоса кроется в четырех лишних резцах, пел он явно не резцами, а своим большим сердцем, да что там говорить — каждой клеточкой тела. Его экстатические танцы были сродни конвульсиям, он выгибал спину, выпячивал грудь, вращал микрофон, как вертолет свои лопасти, и гарцевал по сцене так, будто пол — это лава. Пытаясь все эти движения заучить и повторить, можно было легко скатиться в карикатуру, но Рами Малек оказался из тех парней, чье шило стало его стержнем. Неизвестно, какому дьяволу продал душу этот актер, но в фильме есть моменты, когда Малек испаряется, как химера, и в кадре остается только Фредди во плоти. Разгоряченный, голосистый, живой.

Вторая причина — сюжетная линия про одинокого занзибарского мальчика. Такое ощущение, что Брайан Мэй со товарищи буквально лупили сценаристов линейкой по рукам, лишь бы те не понаписали лишнего. Текст в итоге получился почти стерильным — в нем нет ничего, о чем нельзя узнать из википедии. И теперь сложно сказать, то ли нас вероломно лишили какой-то важной правды о Фредди, то ли, наоборот, избавили от дешевых спекуляций на его эксцентричном досуге и изысканных утехах. Но и сквозь эту приторную корректность проглядывает тот самый непостижимый человек, что на публику пел «I want to break free» в женском парике и короткой юбчонке, а оставаясь один, щелкал выключателем торшера и хандрил с бутылкой крепкого. Откровенный расизм, гомофобия, осуждение родителей — лишь малая часть проблем, с которой пришлось столкнуться амбициозному гению на его пути, и эти мрачные тени не давали ему покоя.

Да, большую часть экранного времени Меркьюри ведет себя как суперстар — имеет право, чего уж там. Ровно то же можно увидеть в документальных съемках. Но чего не покажут архивные пленки, так это маленького занзибарского мальчика Фаруха, которому бывало так одиноко и грустно, что дрожал подбородок и в глазах стояли слезы. И не умел он договариваться с черной дырой в сердце иначе, кроме как коронным «Зовите факиров, карликов, гигантов, волшебников и… священников!». Кутил вопреки всему, «весело, добродушно, со всякими безобидными выходками». Но, как известно, иногда кураж — лишь форма безвыходного веселья. Такое видение Фредди Меркьюри стерильным уже не назовешь. Это интимный, теплый, любящий взгляд семьи на шкодливого, но обожаемого ребенка. Мэй говорит нам: да, наш сынок немножко хулиганил, но мы любили его любым. Брайан Мэй, Джон Дикон и Роджер Тейлор стали его семьей, и логично, что они не захотели трясти перед нашими носами полным двоек дневником и грязными штанишками. С этой точки зрения компромисс со сценарием был неизбежен.

Третья причина — это картинка. Любое концертное выступление Queen по качеству изображения и звука будет уступать снятому в 2010-х фильму. В «Богемской рапсодии» можно не только рассмотреть каждый волосок на самых выдающихся усах мировой рок-сцены и каждую капельку пота на точеном профиле, но и прогуляться за кулисами, охватить стадион «Уэмбли» взглядом Фредди, побывать в студии, где Queen в поисках новых музыкальных форм занимались настоящим шаманизмом с жестяными ведрами, вводя продюсеров в транс, шок и ступор. Формат киноленты делает нас соучастниками, а не сторонними наблюдателями. А поскольку большую часть фильма отснял крестный отец Людей Икс Брайан Сингер, можете ожидать от «Богемской рапсодии» «a kind of magic» вроде петуха, кукарекающего «Галилео!», и прочих приятных визуальных сюрпризов.

И наконец, главная причина посмотреть «Богемскую рапсодия» — грандиозный финал. Выступление Queen на благотворительном фестивале Live Aid воссоздано скрупулезно и с безграничной любовью, даже стаканчики Pepsi на рояле громоздятся в том же порядке. На этом мероприятии выступали сплошь звезды, но среди таких породистых лошадок, как Элтон Джон и Стинг, Фредди оказался волшебным единорогом. Все, мягко говоря, обалдели. Человек-оргазм, человек-кураж, который родился с микрофоном во рту и сам от себя млел так же самозабвенно, как млела от него публика, в тот летний день в 1985 году, воспарил на радугу и увлек за собой два миллиарда пылающих в экстазе душ (помимо 70 тысяч неистовствующих фанатов на стадионе, трансляцию смотрели телезрители в 170 странах мира). Спустя 33 года Рами Малек и компания напомнили всем о том, что, хоть Фредди с нами и нет, дорожку на радугу он протоптал, и пока у нас есть его голос и его музыка, будет и магия. Вот она — только руку протяни.

Оценка фильма: 5 из 5!

Фильм в прокате кинотеатре «Сатурн IMAX» с 25 октября 2018 года.