Туристы жалеют, что их не предупредили еще на Крымском мосту: весь полуостров — военная база и частная стройка.

Пляжи Батилиман и «Таврида» под Севастополем стали недоступны для горожан, а в районе Батилимана к тому же ведутся масштабные строительные работы — эти новости будоражат севастопольцев не первый месяц.

В прошлом году мы по сигналу севастопольцев уже выезжали в Батилиман и убедились, что здесь появился забор. Однако калитка в нем была открыта — и мы понадеялись, что вход на пляж по-прежнему свободен. Затем, уже в январе этого года, появилась информация о том, что здесь вырос трехметровый забор и перекрыты подходы к морю. Мы направили два официальных письма — в Севприроднадзор и в Крымское территориальное управление имущественных отношений Минобороны России. Севприроднадзор заверил, что калитка по-прежнему открыта, однако на этой территории ведутся строительные работы, по поводу которых Севаприроднадзор обратился в Росприроднадзор, — рассказал глава комитета градостроительству и земельным вопросам Вячеслав Горелов.

Ответ Минобороны был по-военному лаконичен и состоял в том, что ограждение установлено «для нужд Вооруженных Сил Российской Федерации».

В мае обстановка обострилась еще больше: появилась информация, что с 15 июня дорога в урочище Батилиман будет полностью перекрыта.

Стройка здесь ведется с размахом.

Судя по всему, строится элитная вилла, а такая вилла по нынешним временам может включать в себя что угодно. Сами строители говорят местным жителям, что аппетиты у владельцев участка совершенно неуемные: они давно вышли за его пределы, лезут и в горы, и в море, — говорит севастопольский депутат Михаил Чалый.

Красивейшей бухты с ее уникальной экологией уже нет — констатирует Михаил Михайлович. Очевидно и то, что после завершения стройки огромная территория станет недоступна для севастопольцев и гостей города.

Потери не просто велики — они ужасающи. Мы видим совершенно варварское разрушение береговой зоны. Полностью разрушены биотопы морских водорослей, которые выполняют самоочищающую функцию. Но самый ужас в другом. Государственная экологическая программа предусматривает развитие сети особо охраняемых природных территорий. Напомню — мыс Айя является заказником площадью около 200 гектаров. Мы разрабатывали комплексное экологическое обоснование создания заказника „Ласпи», в который эта акватория, к сожалению, не вошла. Но были все предпосылки в будущем сделать ее охраняемой территорией. А сейчас что здесь охранять? Любая работа в береговой зоне требует экологического обоснования. Мне очень интересно, кто из ученых его подписал?!